Воспоминания в запахах

Включите этот soundtrack к фильму Greenwich MeanTime - так порция любимых ощущений, сплетенная из дыма дней и сотен ароматов, будет куда понятнее: GMT and Imogen Heap - Meantime - в этом есть что-то из того, что я с улыбкой или задумчивостью вдыхаю каждый день, раскладывая эти вдохи на полочки воспоминаний и ассоциаций. Мои ощущения не только тактильны, они трехмерно-разнообразны, и одно и то же событие наиболее ярко описывается всем, чем угодно, кроме слов.

Потому что не получается передать, как в прохладном воздухе Амстердама, словно микрочастицы разбитого зеркала повисают капельки запаха Блюменмаркт - цветочного рынка. И ты ходишь между рядами, восторгаясь сотнями, тысячами нереальной красоты и свежести цветов. Ты кутаешься в капризно-колючий, но уютный такой и пахнущий теплом шарф, крутя пальцами рук, спрятанных в карманы, еще сохранившую запах мяты упаковку Orbit "Сладкая Мята", и ходишь между рядами, не собираясь ничего покупать - всего лишь наслаждаясь тем, что частичка этого конкретного дня пахнет именно так. И чтобы уловить его оттенки, приходится постараться. Но все же, некоторое время спустя тебя слегка колотит от холода, и ты бежишь спасаться на другую сторону улицы - прямо через трамвайные пути, в небольшой киоск с нидерландской слабосоленой селедкой. И тебе там настолько уютно, что не хочется уходить, и ты берешь свой сендвич с прослойкой этого европейского а-ля сашими, покрытой сладко-соленым нереального по своему запаху и вкусу огурчика и заточенной между двумя кусочками свежайшего, еще пахнушего огнем печи хлеба... и аж голова кружится от того, насколько тебе хорошо.

А всего пару часов назад ты специально шатался по улочкам города, выискивая настоящую-настоящую прямо амстердамскую-амстердамскую кафешку, где не было бы туристов - только местные жители. И нашел, и открыл дверь, и теперь всегда будешь помнить этот невероятный микс ароматов: эспрессо, корица, свежие апельсины и лимоны, а еще немножко сладости кусочков торта и что-то обеденно-суповое, доносящееся со столика немолодой пары, в такую рань уже заказавшую себе тарелку какого-то волшебного по дурману варева и общающуюся теперь на непонятном языке и прерывающую беседу лишь на этот легкий завтрак.

..а в центре Москвы тоже холодно, но зато на этаж ниже офис снимает какая-то неважнокакая компания, о которой я не знаю ровным счетом ничего, кроме того, что ее руководитель часто стоит у входа и, смотря куда-то вдаль (возможно, на свою яхту или дочку, играюущую с новой подаренной ею куклой), курит свою трубку. И система вентиляции бизнес-центра жадно, голодно засасывает этот вишневый табачный дым, и пока еще никого нет в офисе, но есть я, я открываю дверь, иду к своему столу, все глубже погружаясь в пронизанный этим призрачно-прозрачным шифоном запаха мир. И я тоже вижу, как о его яхту ласково разбиваются вдребезги волны, и как его дочка радуется подарку. Но что самое любимое в этом - так это то, что именно так начинается абсолютно каждый день. И что еще лучше - он начинается так только у меня: когда приходят коллеги, они бегут открывать окна и проветривать комнату от "этого ужасного запаха". И я улыбаюсь...

...так же, как улыбался каждое утро в Бейруте, шагая к кафешке Дядюшки Джо или мимо Старбакс,.. хотя нет - дядюшка Джо все-таки ближе.. И там можно было погреть руки о горячую булочку-корзинку с непонятным, но точно сделанным в раю, сыром, политым кленовым сиропом, сладкие нити запаха которого окутывают каждого прохожего - и я точно знаю, что именно они и делают так, что мимо не проходит почти никто: вырваться из этой сети невозможно. Ее можно только впитать, вдохнуть, сделать частью своего мира. И так - каждый день. А на закуску к сладкому завтраку с кофе или без - слоеный пирог из запахов моря, до которого - 5 минут пешком - и обивки всегдапочтинового МиниКупера или СмартРоадстера.

А Рим! Рим! Рим пахнет поливальными машинами и мокрой брусчаткой. А еще вишневым мороженым, и, как ни странно, совсем никогда - пиццей и пастой. Рим пахнет вокзалами, шоколадно-тающими в твоих руках вечерами, и такой вязко-пушистой, покрытой совсем непротивной пылью, историей. Венеция вторит ему чем-то похожим, разбавленным запахом застоявшейся воды и восторга.

Чего не скажешь о Паттайе или джунглях Чианг-мая. Ночь Паттайи в сезон дождей пахнет плотно, как зефир, мокрым песком и прибоем, с едва различимым в этом заволакивающем сознание тумане дурманом супа том-ям, вышибающего слезы и выжигающего все внутри, но чертовски вкусного. Чианг-май другой - он северный. Там джунгли, там глина. Мокрая. Скользкая. Холодная, но тоже совсем не противная. Там костры у скромных хижин, холодные, как лед, быстрые речки, со вкусной прозрачной водой, замораживающей все ощущения настолько, что остается только немой такой восторг. И - да - это айс!

А книжки пахнут все тем же горячим шоколадом и витающей в воздухе паутиной сигаретного дыма, в котором растворяется твой любимый парфюм.. И так не хочется вырываться из этого сладкого заточения, что ты сидишь, сидишь, сидишь, ложка за ложкой стирая следы тирамису из истории этого мира,.. и в такие моменты нет ничего лучше, чем твоя собственная жизнь.

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Imogen Heap - "Hide and Seek"

Imogen Heap - "Hide and Seek"
Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Отправить комментарий