Оборона Севастополя

Грешно изучать историю кино и не посмотреть первую в России полнометражную документально-игровую ленту, посвященную Крымской войне. Она чем-то напоминает киноальманахи времен Второй Мировой об успехах на фронте: такие же разрозненные документально-игровые сценки, сшитые в некое подобие сюжета. Но тем и интересно такое кино, что оно было первым в своем роде - кто-то же должен был попытаться.


Оборона Севастополя


год выпуска: 1911
хронометраж: 100 минут
режиссер: Василий Гончаров, Александр Ханжонков
сценарий: они же
в ролях: Иван Мозжухин, Андрей Громов, Владимир Максимов и др.

Фильм начинается с целого ряда портретных кадров разных людей: от военноначальников до чиновников - среди которых Александр II и Николай I.

Военно-морской совет в Севастополе. Люди в мундирах, среди которых есть Нахимов и Корнилов, ожесточенно обсуждают что-то, склонившись над картой.

Прибывшее начальство присоединяется к беседе и дает ценные указания. В это время береговые пушки успешно топят один из лучших российских кораблей, чтобы таким образом перекрыть врагу возможность входа в бухту. Моряки на шлюпах высаживаются на берег со своих бывших кораблей.

Люди наблюдают за этим безобразием с берега. К ним присоединяются военные начальники с биноклями и подзорными трубами, созерцающие погружение корабля под воду.

В это время женщины сооружают батарею для предстоящей обороны города.

Первый штурм - 5 октября 1854 года. Натиск врага силен, и обороняющиеся не могут отбить атаку: перестрелка перерастает в рукопашную схватку, но "наши" ее проигрывают.

Адмирал Корнилов бьется с врагом на Малаховом кургане. В него попадает шальная пуля, и его уносят. В госпитале аншлаг - туда же приносят и адмирала, где он в муках и умирает.

На Камчатском люнете в ночь на 11 марта, то есть 6 дней спустя, продолжаются активные боевые действия. Люди с ружьями бегают только "туда", а люди с носилками - "туда-обратно". Но это все, похоже, не имеет особого смысла, так как у врага - численное превосходство.

В тылу инкерманского сражения мастрос Петр Кошка что-то рассказывает однополчанам, после чего его наряжают в мешковину - некое подобие маскировки, и он ползком отправляется на поле боя, под пулями выносит на себе вражеского часового - "языка".

На четвертом бастионе артиллеристы ведут свой бой. Враг подобрался уже совсем близко, но захватит бастион пока не может. Впрочем, вскоре это ему удается: турки врываются в укрепление, но позволяют солдатам уйти с позиций живыми и с оружием.

Дети ходят по полю и собирают вражеские ядра, чтобы их могли использовать российские военные в бою.

Адмирал Нахимов управляет одним из еще держащихся на своей позиции бастионов.

А в это время, несмотря на проходящую неподалеку баталию, простые люди пляшут да развлекаются под балалаечно-бубенную музычку - мол, им все нипочем. Поодаль у столба с иконами в рядок выложены трупы. Входит солдат, молится, уходит; приходит женщина, узнает одного из убитых, безутешно плачет. А народ все танцует да веселится - что с него, с народа, взять. Вместо того, чтобы бить в бубен врагу, одни просто бьют в бубен, а другие танцуют под мелодию "Эх, барыня, барыня..".

28 июня 1855 года начинается очередной штурм Севастополя, и поле битвы утопает в дыму. В бою гибнет и адмирал Нахимов - снова шальная пуля или осколок делают свое грязное дело, давая режиссеру возможность слегка схалтурить, использовав один и тот же прием дважды. Но атаку-таки отбивают.

На перевязочном пункте на поле боя аврал еще больший, чем за год до того был в госпитале.

Совет главнокомандующих союзных армий обсуждает план дальнейших действий. 6 июля 1855 происходит еще один штурм города: причем отснятые планы наступления вражеских войск использованы те же, что и "за год до текущих событий". Враги одолевают построенные обороняющимися рубежи, захватывают позиции. Защищающиеся переходят в контрнаступление, с лопатами в руках против ружей, и отбивают потерянную, было, позицию.

Гибнет капитан Островский, но не от шальной, а уже от вполне конкретной пули, которую в него выпускают ворвавшиеся в укрепления отряд врагов. Смертельно раненного начальника оставшиеся в живых на носилках уносят. 27 августа 1855 года проходит отступление в северную часть порядком потрепанного войной города.

Там к ним со стоящего неподалеку парохода прибывает множество шлюпок, переправляющих солдат на ту самую северную сторону.

Дальнейшие сцены - документальные! - "много лет спустя". Французские ветераны, показанные в фильме, все как один в мундирах с медалями, проходят вдоль ряда пушек на Малаховом кургане. Там же - английские ветераны, в аналогичных одеяниях, тоже неплохо проводят время, покуривая и общаясь, сидя на крылечке. Русские ветераны - тоже с медалями, но одетые кто во что горазд. Они поочередно подходят к камере, снимают шляпу и уходят из кадра. Один из них позирует на фоне пушки в бастионе, с нарочито картинно поставленными на заднем плане флагами-бесиками.

Первому, второму, четвертому бастионам и язоновскому редуту поставили памятники, увековечили и саму битву в общем монументе "Оборона Севастополя". В спокойном море видны стоящие на рейде корабли - мир снова воцарился в городе - "Парижский мир", если быть точным, по которому коалиция победила (т.е. Россия проиграла), и Бессарабия была присоединена к Османской империи. Впрочем, уже несколькими годами позже после очередной войны Россия вернула себе позиции на Черном море. Хотя к фильму это не имеет ни малейшего отношения.

Отправить комментарий